Евразийская маркировка, локализация иностранных производителей, фора для отечественных компаний – адаптация фармрынка к новой реальности: опыт Республики Казахстан

Евразийский фармацевтический форум_Казахстан.jpg
Источник фото: «СК – Фармация»

Турбулентный 2022–ой изменил расстановку сил во всех крупных секторах экономики, к которым традиционно причисляют фарму. Серьезнее всего перемены ощутили страны Евразийского экономического сотрудничества – в частности, Казахстан. За первое полугодие минувшего года фармацевтическая отрасль Республики укрепилась в среднем на на 4,9%. Согласно отчетам международной компании IQVIA, объем локального рынка, по итогам первых трех кварталов 2022 года, увеличился по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 13% – до 587 миллиардов тенге (1,28 млрд долларов). Заметно завоевывает позиции отечественный производитель – в общей структуре фармрынка доля казахстанских лекарств приблизилась к отметке в 20%. Однако влияние иностранных производителей в стране все еще велико, и это может стать новым драйвером роста для отрасли. О планах развития казахстанской фармы в новом 2023 году в эксклюзивном интервью Adam Smith Conferences рассказал Вячеслав Локшин, президент Ассоциации международных фармацевтических производителей РК

Без названия.jpeg – Вячеслав Нотанович, если говорить об итогах ушедшего года – с какими основными проблемами столкнулась фармацевтическая отрасль Казахстана?

Это был во всех смыслах довольно сложный период и для Казахстана, и в целом для нашего региона. Он начался с январских событий, которые сильно изменили наше восприятие происходящего, заставили переосмыслить достижения и перспективы во всех сферах экономики и жизни. Все те перемены, которые происходили, включая новые президентские выборы, люди поддерживали. Ведь без политики не бывает экономики.

В самом начале 2022 года мы еще во многом испытывали влияние пандемии ковида – активная фаза закончилась, но проблем было достаточно.

Также в 2022 году в Казахстане вступили в силу изменения в Закон об обязательном социальном медицинском страховании, и мы тоже увидели ряд новых проблем. Плюс, многое к этому моменту уже устарело в здравоохранении: и оборудование, и наша медицинская инфраструктура, – но важно то, что государство сдержало свои обещания, в частности, были выполнены обязательства по лекарственному обеспечению. На него за этот период было потрачено 600 миллионов долларов – более половины от совокупного объема фармацевтического рынка.

Еще одна важная веха – в 2022 году у нас заработал созданный президентом Общественный фонд «ҚАЗАҚСТАН ХАЛҚЫНА» для решения проблем в сфере здравоохранения, образования и социальной поддержки, который обеспечил лекарственными препаратами детей с орфанными заболеваниями. Это очень важная составляющая. Там, где сегодня государство не может оказать помощь, это делает фонд.

– Насколько внутри самого Казахстана изменилась рыночная ситуация по фарме? Какие ниши и препараты показывали наибольший рост?

Мы видели действительно драматичное изменение ситуации в период пандемии ковида. Был ажиотажный спрос на вакцину, сопутствующие препараты, вроде «Фраксипарина», «Ксарелто», «Ривароксабана».

Сейчас же возвращается тенденция того, что структура рынка лекарственных препаратов снова соответствует структуре заболеваемости и смертности: я говорю про препараты от онкологических заболеваний, эндокринных патологий, заболеваний сердечно-сосудистой, дыхательной систем. Ситуация выравнивается. От военной структуры производства мы возвращаемся к планомерной. Неинфекционные заболевания должны все–таки забирать на себя самые серьезные мощности.

– Высока ли в стране доля отечественных препаратов в общей структуре рынка?

Порядка 20%.

– Это достаточный показатель, на ваш взгляд?

Это средний показатель для евразийского пространства. Когда–то, в 90–е годы данный показатель был всего 3%. А в закупе «СК–Фармация» – это вообще более 50%.

– Сказалась ли текущая обстановка на проведении клинических исследований в стране? Пришлось ли приостанавливать какие–то проекты?

Наоборот, к нам собираются идти российские CRO–агентства. Есть надежда, что частота исследований только вырастет.

– Есть ли факторы, которые сейчас напрямую осложняют и тормозят функционирование единого Евразийского фармацевтического рынка?

Да, здесь проблемы есть. Есть трудности с евразийской регистрацией препаратов – она для производителей работает недостаточно активно. Многие игроки хотят оставить национальную регистрацию. Сейчас тема активно обсуждается. Если, например, препарат уходит с российского рынка, мы не хотим, чтобы он уходил с нашего рынка и рынков других стран.

Довольно болезненная проблема также связана с маркировкой. К сожалению, мы затянули этот вопрос, и Россия часто была тормозом в процессах взаимного признания. В этом смысле у вас процессы более бюрократизированные, и это понятно – страна большая. Многих договоренностей, которые уже должны были достигнуть, мы все еще не достигли. Вот эту общую евразийскую регистрацию, например, о которой много говорили ранее, в результате успели пройти совсем не так много заявителей, как хотелось бы.

– Санкции изменили расстановку сил на Евразийском фармацевтическом рынке?

Это довольно непростой вопрос. Казахстан в предложенных условиях понимает, что, с одной стороны, есть рамки Евразийского Союза, но с другой стороны – есть угроза вторичных санкций. Сотрудничество с учетом международной геополитической ситуации, конечно, становится все более сложным.

Но, как ранее подчеркивал наш президент, России остается приоритетным партнером Казахстана по многим направлениям бизнеса, в том числе, – фармацевтическому. Однако, быть сегодня перевалочной базой, скажем, для импортных лекарственных препаратов, для субстанций, скорее всего в полной мере не получится. Это сейчас, например, уже заметно по автомобилям, которые стали покупать и перевозить в Россию. Все понимают, что, если объемы подобных сделок станут слишком заметны, наши партнеры отреагируют негативно. Пока делать долгие прогнозы сложно, я надеюсь, что оценка рынка вскоре нам покажет, что, может быть, действительно какие–то препараты или субстанции уйдут с российского рынка, а их продажи в Казахстане, например, возрастут.

– Как могут быть решены сложности с подачей заявок по процедурам ЕАЭС?

Решение в том, что нужно договариваться. Нужно искать возможности для максимально взаимовыгодного сотрудничества в области взаимной торговли лекарственными препаратами, взаимной регистрации лекарственных препаратов, тем самым, расширяя рынок для своего же производителя. Убрать лишние проблемы на этом пути. У нас с Россией почти 7 тысяч километров общей сухопутной границы, поэтому взаимодействовать нужно. И процессы интеграции, несомненно, будут развиваться.

В частности, об этом мы и будем говорить на предстоящем форуме. Будем обсуждать проблемы рынка, о которых я упомянул здесь, будем серьезно дискутировать над этическими проблемами конкуренции между производителями, будем говорить о врачебной этике и необходимости принимать врачебный этический кодекс для наших работников здравоохранения, на повестке будет и наше взаимодействие с центром регистрации лекарственных препаратов. Все эти вещи имеют сейчас крайне важное значение.

– Какие задачи ставит перед собой фармацевтическая отрасль Казахстана в 2023 году?

На 2023 год – серьезные планы. Вот буквально недавно у нас прошла коллегия Министерства здравоохранения, где мы обсуждали то, что финансирование отрасли будет увеличиваться, несмотря на процессы девальвации.

Основное направление в развитии – расширение списка доступных лекарственных препаратов и расширение списка заболеваний для государственного обеспечения лекарственными препаратами. Далее – это, конечно, поддержка отечественной фарминдустрии и попытка максимально локализовать активных международных производителей – так, совсем недавно у нас был глава правления швейцарского концерна Roche Holding AG. Планы расширения влияния в Казахстане сейчас есть и у «Johnson & Johnson», и у Novo Nordisk, и у AstraZeneca. Хотелось бы также максимально отойти от принудительного регулирования цен в аптечном сегменте.

Казахстан .jpeg
Топ–15 компаний по доле в объеме казахстанского фармацевтического рынка 2022 г., источник: IQVIA

Проблемы, конечно, остаются всегда: не хватает финансирования, государство медленно регистрирует цены, иногда это происходит из-за того, что просто не хватает ресурсов. Решения принимаются порой довольно медленно – это мы все понимаем, над вопросами взаимодействия работаем. Но главное – у нас налажено взаимодействие с нашими партнерами, с законодателями.

Есть еще один интересный факт: поступления в Национальный фонд Республики Казахстан и налоговые поступления в 2022 году выросли почти в 2,5 раза. Это значит, что до этого много денег из страны уводили. Сейчас осуществляется возврат – это тоже важный фактор и тенденция. Так что ситуация, с моей точки зрения, оптимистичная.

Фармацевтический рынок Евразии: полный обзор главных новостей и трендов, актуальная повестка, дискуссии на сцене и в кулуарах, неограниченные возможности для общения, ответы и прогнозы экспертов. Все это – на полях XIV Международного Евразийского фармацевтического форума. 28 февраля – 1 марта 2023 года, очно и в онлайн–формате.

Подключайтесь, чтобы быть в курсе!

#