«Игра на хайпе», принудительные лицензии, параллельный импорт. Защита интеллектуальной собственности в фарме: реалии и тренды 2023 года

The-Importance-of-Intellectual-Property-and-how-to-protect-it-Copyright.jpg

6 и 7 апреля 2023 года в Москве пройдет XXIV Форум по интеллектуальной собственности – главная встреча года экспертов по теме ИС: инхаус-юристов, консультантов, патентных поверенных. Ключевыми темами для обсуждения станут новые правовые режимы, связанные с работой в условиях санкционных ограничений, трансграничные споры, последствия ухода из России иностранных брендов и компаний, параллельный импорт, реальные кейсы о недобросовестном поведении конкурентов. 

Отдельный тематический блок дискуссии будет посвящен судебной защите прав на полезную модель в фармацевтике и комплексной охране исключительных прав на фармпрепараты. О чем сейчас стоит помнить юристам компаний–производителей? Каких регуляторных изменений ждать? И какую стратегию защиты выбрать? В эксклюзивном интервью Trinity Events Group рассказывает Марина Яковлева, патентовед Solopharm. 

Марина Яковлева .jpeg – Марина, давайте подведем итоги минувшего 2022–го: что нового принес этот год с точки зрения защиты интеллектуальной собственности?

2022 год был непростым для производств. Он стал определенной проверкой на прочность. При этом фармацевтическая отрасль подверглась не такому сильному давлению, как некоторые другие: все-таки это работа на здоровье людей, поэтому и с интеллектуальной собственностью в фарме осталось все более ли менее стабильно. 

Изменения стратегий защиты ИС связаны в основном с изменением рынков экспорта продукции или релокацией самого бизнеса, а также сменой поставщиков сырья – компании все чаще ориентируются на азиатские рынки, регистрируют там интеллектуальную собственность. Наверное, самый популярный запрос от бизнеса в этом году был на регистрацию брендов в ближайших республиках (Казахстан, Армения) и ОАЭ, при этом фармацевтическая компания Solopharm проектирует и строит заводы в России, чтобы нарастить выпуск необходимых лекарств для наших граждан.

– Что нового пришлось осваивать юристам? На что теперь особенно важно обращать внимание?

Юристам всегда приходится изучать новые нормативные акты и судебную практику, а в минувшем году к этим документам добавились различные материалы по санкционным ограничениям недружественных стран, ответные меры нашего Правительства.

– Насколько сильно на вашу работу повлияли санкционные ограничения?

С санкционными ограничениями в своей работе я сталкиваюсь уже второй раз. Впервые это было в 2014 году, когда я работала в судостроительной компании, тогда и сейчас нужно было прорабатывать возможные варианты смены сырьевой базы, работать над созданием новых продуктов, импортозамещением. В 2022 году – то же самое, но с утроенной силой.

Компания Solopharm запустила завод твердых лекарственных форм и приступила к строительству завода плазмозамещающих, перфузионных растворов, препаратов для наркоза, BSS-растворов, большая часть которых в России ранее не производилась. На зарубежных рынках мы столкнулись с нежеланием работать с российским бизнесом, но большинство контрагентов сохранили связи с нами.

– Какими оказались последствия ухода иностранных брендов и компаний из России с точки зрения интеллектуальной собственности? Какие новые кейсы и прецеденты вы видите на эту тему?

Последствий очень много, это и попытки регистрации ушедших брендов российскими предпринимателями, и «игра на хайпе» с новыми брендами, и принудительные лицензии, и параллельный импорт, но главный и позитивный тренд – это создание своих отечественных продуктов взамен ушедших, появление новых брендов.

– Параллельный импорт – чуть ли не главное словосочетание ушедшего года. Какие изменения и новые правовые режимы диктует это обстоятельство? Где эта грань между параллельным импортом и контрафактом?

Поскольку я работаю в фармацевтической отрасли, то именно ее параллельный импорт не коснулся почти. Зарубежные фармкомпании в большинстве своем не уходили из России, и потребности в ввозе их препаратов параллельным путем не было. Российские компании лишь усилили темпы импортозамещения зарубежных препаратов.

С параллельным импортом сырья и комплектующих для производства мы, к сожалению, тоже столкнулись, это повлияло на себестоимость продукции. Сложно искать границу между товарами параллельного импорта и контрафактом, главное, чтобы не было фальсификата, то есть просто подделок под бренд, потому что фальсификация лекарств может привести к непоправимым последствиям.

– Ваше выступление на грядущем Форуме по интеллектуальной собственности будет посвящено комплексной охране исключительных прав на фармпрепараты. В чем вообще особенности защиты интеллектуальной собственности при обращении лекарственных средств и медицинских изделий?

Особенности защиты связаны со сложностью продукции, с длительностью разработки, с необходимостью получения разрешительных документов на выпуск в Минздраве или Росздравнадзоре. В связи с этим все инвестиции в продукт должны быть защищены зарегистрированной интеллектуальной собственностью. Я часто говорю так: «Что не зарегистрировано – того нет».

Производимый фармпрепарат или медизделие может быть защищено совокупностью прав: патенты на активное вещество, композицию и технологию производства препарата, устройство и дизайн медизделия или упаковки, товарные знаки на нейминг фармпрепарата, слоганы рекламных кампаний, макеты упаковок. Мне кажется, что такой широкой и многогранной защиты одного продукта нет больше ни в одной другой отрасли производства.

– Почему вы выбрали именно эту тему? Что нового в этой области произошло за последние месяцы?

Я специализируюсь на разносторонней защите продуктов как в фарме, так в других отраслях. Вообще я патентный поверенный по трем специализациям промышленной собственности, мне очень интересно применять свои знания и навыки для защиты одного продукта, получая товарный знак и разные патенты на него. Сейчас в обществе происходит осознание необходимости защиты одного продукта не одним патентом или товарным знаком, а именно несколькими охранными документами, со всех сторон.

– Что происходит с патентами на фармацевтические препараты? Есть ли проблемы?

Патенты действуют, активно регистрируются. Проблемы есть всегда, и они возникли не в этом году: это и вечнозеленые патенты, и спорное продление патентов на активные компоненты, и сложность регистрации торговых наименований фармпрепаратов в качестве товарных знаков в 05 классе МКТУ.

– Как вы полагаете, какие законодательные новшества нас могут ждать в ближайшее время?

Я надеюсь, что обратят внимание на вечнозеленые патенты на композиции, полученные до 2018 года, которые включают признаки, не относящиеся к композициям препаратов (вязкость, дисперсность и прочие). Уже 5 лет патенты на такие составы получить нельзя, а вот полученные ранее патенты продолжают действовать, и оспорить их – практически невозможно. По оспариванию продленных патентов уже внесены изменения. Я также жду, когда же разрешат совместное владение товарным знаком, потому что сейчас на этой почве очень распространены споры бывших партнеров бизнеса.

– Какое напутствие вы бы дали вашим коллегам сейчас? На какие темы и тренды советуете обратить внимание?

Юристам и патентным поверенным я желаю терпения и сил для реализации нестандартного подхода к решаемым кейсам, потому что время шаблонных подходов прошло безвозвратно.

Подробный разбор кейсов, общение с профессионалами, ответы на главные вопросы из первых уст – на площадке XXIV Форума по интеллектуальной собственности. Главная встреча года для экспертов по теме ИС по традиции объединит инхаус-юристов, специалистов по интеллектуальной собственности, консультантов и патентных поверенных. 6 и 7 апреля 2023 года в офлайн и онлайн – форматах.

  Присоединяйтесь, чтобы быть в курсе!

#